Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

Содержание
  1. Оправдательный приговор
  2. Основания вынесения
  3. Вводная часть оправдательного приговора
  4. Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора
  5. Резолютивная часть
  6. По каким статьям Уголовного кодекса выносится оправдательный приговор
  7. Помощь адвоката по уголовным делам
  8. Судебная практика: оправдательный приговор. Основания вынесения оправдательного приговора. Статистика оправдательных приговоров в России
  9. Понятие приговора
  10. Значение
  11. Классификация
  12. Важный момент
  13. Характеристика
  14. Недоказанность участия
  15. Можно ли отменить оправдательный приговор?
  16. Особый случай
  17. Несоответствие выводов фактическим обстоятельствам
  18. Заключение
  19. Почему в России так мало оправдательных приговоров?
  20. Статистика оправдательных приговоров в России – что за ней стоит? 
  21. Существует ли обвинительный уклон в российском правосудии? 
  22. Как добиться оправдания в суде? 
  23. Почему присяжные так часто оправдывают подсудимых? 
  24. Оправдательный приговор, которого адвокат повторно добился в суде присяжных, устоял в апелляции
  25. Первое оправдание присяжными и отмена приговора
  26. Второй оправдательный вердикт
  27. Утверждение оправдания в апелляции

Оправдательный приговор

Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

Приговор представляет собой решение, которое выносится судом общей юрисдикции по итогам судебного заседания по вопросу невиновности либо виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности, а также о применении либо неприменении к нему наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ приговор по уголовному делу может быть оправдательным или обвинительным.

Основания вынесения

Статьей 302 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований, по которым может быть поставлен оправдательный приговор. К таким основаниям относятся:

  • не установлено событие преступления;
  • в деянии подсудимого отсутствует состав преступления;
  • непричастность к совершению преступления;
  • коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Оправдание по любому из этих вышеперечисленных оснований означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию.

Вводная часть оправдательного приговора

В вводной части приговора указываются следующие факты:

  • дата и место постановления приговора;
  • номер уголовного дела;
  • наименование и состав суда;
  • данные об участниках судебного заседания;
  • статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающая преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый.

Судебная практика: пример вводной часть приговора.

№2-53\2017г. Санкт-Петербург                                                                             14 марта 2017 годаЛенинградский областной суд в составе:председательствующего судьи Добровольского О.А.,с участием коллегии присяжных заседателей,при секретарях Сметаниной И.А., Костиковой С.Н., Перевозчиковой А.В.,с участием государственного обвинителя — прокурора отдела Ленинградской областной прокуратуры Милованова В.В.,подсудимого Соколова А.Н.,защитника – адвоката: Ткаченко А.Г., представившей удостоверение № 13 и ордер №0013 от 15.12.2016;рассмотрев материалы уголовного дела в отношенииСоколова А.Н., 17 июля 1985 года рождения, уроженца города Ленинград, гражданина РФ, с высшем образованием, не женатого, детей не имеющего, работающего в ООО «Тед», зарегистрированного по адресу: г. Санкт-Петербург, улица Петрозаводская, дом 732, квартира 2245, ранее не судимого,обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ,

Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора

При постановлении оправдательного приговора в его описательно-мотивировочной части излагается существо предъявленного органами предварительного расследования обвинения, излагаются обстоятельства дела, которые установлены судом, а также приводятся основания оправдания подсудимого и доказательства, которые подтверждают оправдание.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора указываются мотивы, по которым суд общей юрисдикции отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

В случае постановления оправдательного приговора в отношении лица, привлекаемого к уголовной ответственности за совершение нескольких преступлений, суд должен привести основания оправдания и доказательства, их подтверждающие, по каждому содержащемуся в обвинении составу преступления.

Нельзя включать в описательно-мотивировочную часть оправдательного приговора формулировки, ставящие под сомнение невиновность оправданного.

Судебная практика: пример описательно-мотивировочной части приговора с участием присяжных заседателей.

УСТАНОВИЛ:Вердиктом коллегии присяжных заседателей Ленинградского областного суда от 14 марта 2017 года признано доказанным следующие обстоятельства: 20 сентября 2016 года в период с 20 до 21 часов на расстоянии около 15 метров от продуктового магазина ООО «Фен», расположенного по адресу: г. Санкт-Петербург, улица Авиаторов, дом 453, Герасимову Н.К. был нанесён сильный удар кулаком в голову, от которого Герасимов Н.К. упал на землю и потерял сознание. В тоже время Курочкину В.А. было нанесено не менее трёх ударов ногами в область головы и один удар в область правого предплечья от которых упал на землю и потерял сознание. После этого в голову Герасимову Н.К. и в голову Курочкину В.А. был брошен по одному разу железобетонный блок массой 49 кг. В результате вышеописанных действий Герасимову Н.К. были причинены: (указываются повреждения согласно заключению эксперта), приведшая к смерти Г. 20 сентября 2016 года; Курочкину В.А. были причинены: (указываются повреждения согласно заключению эксперта), приведшая к смерти Г. 20 сентября 2016 года.Коллегией присяжных заседателей признано недоказанным (ответ на вопрос №2), что указанное выше деяние совершил Соколов А.Н., в связи с чем подсудимый Соколов А.Н. подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он непричастен к совершению указанного преступления.Решая судьбу вещественных доказательств, приобщенных к уголовному делу, суд руководствуется требованиями ст. 81, 82 УПК РФ.На основании изложенного и, руководствуясь ст. 305, 306, 309 и 351 УПК РФ, суд

Резолютивная часть

В резолютивной части приговора следует написать, по какому из предусмотренных уголовно-процессуального законом оснований подсудимый оправдан. Если подсудимый обвинялся в совершении нескольких преступлений, приводятся основания оправдания по каждому из них.

Кроме того, в резолютивной части приговора указывается на признание за оправданным права на реабилитацию. Одновременно с приговором реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения ему вреда, связанного с уголовным преследованием.

Пример резолютивной части приговора с участием присяжных заседателей Ленинградского областного суда.

ПРИГОВОРИЛ:Оправдать Соколова Андрея Николаевича по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку в отношении него коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт, в связи с его непричастностью к совершению указанного преступления.Меру пресечения Соколову А.Н. в виде заключения под стражу отменить, освободить Соколова А.Н. из-под стражи в зале суда.Признать за Соколовым А.Н. право на реабилитацию, включающее в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.Вещественные доказательства: (перечисляются какие именно). — хранить при уголовном деле.Направить настоящее уголовное дело руководителю следственного отдела по г. Санкт-Петербург Следственного управления Следственного комитета РФ по Ленинградской области для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения.

По каким статьям Уголовного кодекса выносится оправдательный приговор

Оправдательный приговор может выносится по всем уголовно-наказуемым деяниям, предусмотренным Уголовным кодексом РФ, например, по статьям 150 УК РФ, 159 УПК РФ, 119 УК РФ, 160 УК РФ, 158 УК РФ, 111 УК РФ и др.

Помощь адвоката по уголовным делам

Для того, чтобы суд вынес справедливый приговор необходима кропотливая работа адвоката по уголовным делам. Только хороший адвокат поможет Вам добиться оправдательного приговора по уголовному делу. Адвокаты по уголовным делам Московской городской коллегии адвокатов приложат все усилия для Вашего оправдания.

Примеры оправдательных приговоров районных судов города Москвы по уголовному делу приведен ниже.

Источник: https://advokat15ak.ru/%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80/

Судебная практика: оправдательный приговор. Основания вынесения оправдательного приговора. Статистика оправдательных приговоров в России

Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

В системе процессуальных постановлений оправдательный приговор занимает особое место. Перед исследователями, занимающимися изучением этого вида решений, стоит немало вопросов.

Как показывает статистика оправдательных приговоров, в последнее время увеличилось количество случаев признания невиновности субъектов.

Чем обуславливается такая тенденция? Является ли она следствием некачественной работы органов следствия или необъективности суда, результатом ошибок или реализацией принципа состязательности?

Понятие приговора

Принятие постановления выступает в качестве завершающей стадии разбирательства. Приговор представляет собой решение, которое выносится судом на заседании по вопросу невиновности либо виновности субъекта, а также о применении либо неприменении меры наказания к нему.

Данное определение не охватывает весь комплекс вопросов, которые разрешаются заключительным постановлением. Тем не менее, в нем отражена его суть: исключительно приговором суда можно признать субъект виновным в деянии и только в соответствии с ним лицо может подвергаться уголовному наказанию.

В этом постановлении наиболее полно реализуется процессуальная функция, заключающаяся в разрешении процесса.

Значение

Приговор считается единственным из процессуальных актов, постановляемых от имени государства. Это закрепляется на законодательном уровне в ст. 296 УПК. Приговор дает оценку предъявленному ранее обвинению. Постановление выступает в качестве материально-правового средства. Деяние само по себе является только элементом обвинения.

При этом существуют и другие, не менее важные компоненты. Они формируют ключевой доказательный факт. К этим элементам относят субъект, субъективную сторону и объект. Прокурором утверждается обвинительный акт для того, чтобы он стал предметом разбирательства полностью, а не частично. При вынесении решения уполномоченное лицо исследует тезис заключения.

Все обвинение разрешается по существу при детальной проверке обстоятельств. Приговор является актом уголовного процесса, ядром решений, которые принимаются до и после него. Этим постановлением не только завершается стадия производства в первой инстанции. Приговором окончательно разрешаются основные вопросы судопроизводства.

Он выступает как конечный итог работы правоприменительных органов в плане юридических и фактических последствий.

Классификация

В ст. 309 УПК предусмотрено два вида заключительных постановлений по рассматриваемому деянию: обвинительный и оправдательный приговор. Все вопросы в решении должны иметь категорический ответ. Субъект, выступающий в качестве подсудимого, либо признается виновным, либо оправдывается. Уполномоченное лицо принимает только одно решение.

Это правило распространяется и на случаи, когда к одному субъекту предъявляется несколько обвинений одновременно или в рамках разбирательства рассматриваются преступления нескольких лиц. В этой связи приговор как единый документ может быть в отношении одних граждан обвинительным, а других – оправдательным.

В одном акте может назначаться наказание к одним, постановляться освобождение других.

Оправдательный приговор по уголовному делу можно рассматривать с трех сторон:

  1. В качестве процессуального акта.
  2. Как правовой институт.
  3. Как комплекс процессуальных отношений.

Последний аспект характеризует функциональную сторону категории. Именно он в большей степени относится исследователями к непосредственному процессу принятия решения. В законодательстве установлены основания оправдательного приговора. Субъект может признаваться невиновным при наличии одного из трех условий:

  1. Отсутствует событие деяния.
  2. Не доказано участие лица в совершении деяния.
  3. Действия подсудимого не формируют состав преступления.

При наличии любого из указанных условий субъект считается полностью реабилитированным и подтверждается его непричастность к событиям.

Важный момент

В случае, когда вынесен оправдательный приговор, субъекту в письменной форме разъясняется порядок восстановления его прав. Кроме этого, уполномоченное на принятие решения лицо принимает меры по компенсации ущерба, нанесенного вследствие незаконного привлечения гражданина к ответственности и неправомерного его заключения под стражу.

Здесь следует отметить, что на постановления о гражданском исковом заявлении и возмещении вреда будут влиять основания вынесения оправдательного приговора. Законодатель, в этой связи, обязывает в решении точно формулировать условие, по которому признается невиновность лица.

В постановлении должны отсутствовать предложения, ставящие под сомнение непричастность субъекта к произошедшему.

Характеристика

Оправдательный приговор принимается в случае неустановления события преступления. Это означает, что вменяемое деяние вообще не совершалось.

События, указанные в обвинении, а также их последствия, не возникали или имели место вне зависимости от чьей-то воли (к примеру, под действием природных сил).

Оправдательный приговор за отсутствием состава преступления предполагает, что действия лица:

  1. Не являются незаконным деянием.
  2. Формально могут содержать признаки преступления, однако ввиду малозначительности не представляют опасности для общества.
  3. Не являются незаконным действием по прямому указанию закона. К примеру, это могут быть поведенческие акты в крайней необходимости, в пределах необходимой обороны и пр.

Оправдательный приговор принимается и в том случае, если неправомерность и наказуемость действий устранены законодательным актом, который вступил в силу после их совершения.

Недоказанность участия

Оправдательный приговор принимается в случае, если неправомерное деяние было установлено, но материалы, исследованные в ходе разбирательства, исключают либо не подтверждают его совершение обвиняемым субъектом.

Этим же обстоятельством уполномоченное лицо руководствуется и тогда, когда имеющихся доказательств недостаточно, чтобы сделать достоверный вывод о виновности гражданина, и объективно исключена возможность собирания в подтверждение причастности к деянию сведений как в ходе разбирательства, так и во время дополнительного расследования.

Субъект, таким образом, реализует свое право на публичное, без какой-либо волокиты освобождение его от ответственности. Как показывает судебная практика, оправдательный приговор в таких ситуациях зачастую не принимается. А материалы возвращаются на дополнительное расследование. При этом впоследствии преследование прекращается.

Как выше было сказано, собрать сведения, опровергающие непричастность субъекта, не представляется возможным ни в суде, ни в ходе дополнительного расследования. Такие действия являются отступлением от принципов процессуального права. Освобождение субъекта имеет место и в случаях, когда суд приходит к выводу о том, что деяние было совершено другим человеком.

В этой связи, после вступления решения в силу материалы направляются прокурору. Он, в свою очередь, принимает меры по установлению субъекта, подлежащего привлечению к разбирательству в качестве обвиняемого.

Можно ли отменить оправдательный приговор?

В ст. 379 УПК закреплены условия, по которому принятое решение пересматривается. По ст. 385 УПК постановление может отменить кассационная инстанция. Для этого должно быть подано представление прокурора, направлена жалоба потерпевшего (его родственников) или непосредственно лица, признанного невиновным, но несогласным с обстоятельствами принятия решения.

Особый случай

Оправдательные приговоры в России могут приниматься на заседании с участием присяжных. В этом случае предусматривается особый порядок пересмотра таких решений.

Приговор может отменяться по представлению прокурора или жалобе от потерпевшего (представителя стороны защиты) при наличии таких нарушений УПК, которые ограничили участников разбирательства на предъявление доказательств или они оказали влияние на суть постановленных вопросов перед присяжными и, соответственно, ответов на них. Кассационная инстанция не может выходить за рамки данных условий и пересматривать решения по иным обстоятельствам.

Несоответствие выводов фактическим обстоятельствам

Иногда оправдательные приговоры в России принимаются без учета существенных обстоятельств. Так, в процессе одного из разбирательств два гражданина были признаны невиновными в покушении на убийство лица путем сбрасывания его с высоты 17 м в реку в связанном состоянии.

Суд, принимая решение оправдать субъектов, ссылался на “нестабильность” показаний, которые потерпевший давал в рамках предварительного расследования, а также его заявление о том, что “он все выдумал”.

Из материалов, однако, было ясно, что пострадавший сам обратился с заявлением, чтобы привлечь к ответственности конкретных лиц, которые совершили противоправные действия в отношении него. Потерпевший неоднократно, в том числе с выездом к месту происшествия, последовательно рассказывал об обстоятельствах сбрасывания его в реку с моста.

Суд необоснованно не учел показания свидетелей. При этом явка с повинной была рассмотрена как смягчающее обстоятельство. Однако суд не оценил должным образом ее содержание. При повторном рассмотрении было вынесено обвинительное решение, которое впоследствии было оставлено без изменения кассационной инстанцией.

В ч. 2 ст. 381 определены обстоятельства, по которым могут пересматриваться оправдательные приговоры. В России, однако, не всегда указанные в норме нарушения могут повлечь безусловное назначение повторного слушания.

Так, к примеру, если в ходе разбирательства имело место нарушение права подсудимого на помощь переводчика либо адвоката, или он не был допущен к участию в прениях, или не было предоставлено последнее слово, отмена приговора будет бессмысленной.

Это обусловлено тем, что формально данные обстоятельства не ухудшили положения субъекта, не повлияли на постановление необоснованного, незаконного или несправедливого решения. Отмена приговора превратит в данном случае слушание в фарс, поскольку результат будет заранее предопределен.

Пересмотр решения в данном случае возможен только при наличии жалобы субъекта, признанного невиновным, если он не согласен с условиями принятия данного решения.

Заключение

Приговор должен быть реализован, а наказание – исполнено только после вступления решения в силу. При этом данное правило действует вне зависимости от отношения к акту тех, к кому он применяется.

Оправдательный приговор при наличии любого из оснований для его вынесения может иметь достоверные факты, подтверждающие их. В этих случаях имеет место положительная доказанность невиновности.

В условиях судебного производства, однако, не всегда можно определить это с несомненностью. Сомнения неустранимого характера могут относиться к признакам состава, выводам об отсутствии либо наличии события преступления, причастности субъекта к совершению деяния.

Закон толкует любые из них в пользу обвиняемого. В этом случае оправдательный приговор подтверждает недоказанность вины, то есть отсутствие объективной подтвержденности ее наличия.

Источник: https://FB.ru/article/248561/sudebnaya-praktika-opravdatelnyiy-prigovor-osnovaniya-vyineseniya-opravdatelnogo-prigovora-statistika-opravdatelnyih-prigovorov-v-rossii

Почему в России так мало оправдательных приговоров?

Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

Статистика оправдательных приговоров по уголовным делам в российских судах говорит о том, что более 99% всех судебных процессов заканчивается либо вынесением обвинительного приговора, либо прекращением дела по нереабилитирующим основаниям. Особо любопытные умы даже подсчитали, что процент оправдательных приговоров при Сталине был больше, чем сейчас. 

Почему же в России так мало оправдывают в судах? Время от времени этим вопросом задаются ученые-правоведы и практикующие юристы. И действительно, почему? Означает ли это, что система массово осуждает невиновных людей? 

Попробуем разобраться… 

Статистика оправдательных приговоров в России – что за ней стоит? 

Сравнивая процент оправдательных приговоров в мире и в России, следует иметь в виду, что наша система уголовного судопроизводства кардинально отличается от англо-саксонской, где институт предварительного расследования дела урезан до минимума, а основное действо по представлению и оценке доказательств происходит в судебной инстанции. 

К примеру, в США основная процедура разбирательства по факту совершения преступления происходит непосредственно в суде.

На практике это упрощенно выглядит примерно следующим образом: полиция, после получения сообщения о совершении преступления, проводит первичные мероприятия, закрепляет основные улики, а затем все дело передается в суд, где прокуратурой выдвигается официальное обвинение.

И уже там, в суде, начинается реальный состязательный процесс, в рамках которого прокурор и адвокат представляют главные доказательства. К примеру, свидетели преступления впервые дают свои показания именно в суде и от того, что они скажут под присягой – зависит судьба всего дела. 

В России все происходит с точностью до наоборот.

У нас судебному разбирательству предшествует сначала стадия возбуждения уголовного дела, а затем кропотливое предварительное  расследование, которое может длиться месяцами и даже годами, в ходе которого следователи полностью формируют доказательственную базу, которую представляют прокурору для изучения и принятия решения о возможности направления дела в суд.

Прокурор, получивший уголовное дело, тщательно изучает его и если с делом все в порядке, направляет его в суд. Таким образом, в нашей стране прокуратура выступает в роли некоего «фильтра», предварительно отсеивающего перед судом все «кривые» и «косые» дела.

Вы спросите – а куда же деваются все невиновные, если в суд поступают только те дела, которые  «отфильтровал» прокурор? 

Учитывая особенности нашего уголовно-процессуального законодательства, все те дела и материалы, которые не попадают в суд, «отбраковываются» на более ранних стадиях процесса. 

Так, абсолютное большинство заявлений и сообщений о преступлениях вообще не доходят даже до стадии возбуждения дела, т.к. по ним выносятся так называемые «отказные», то есть, решения об отказе в возбуждении уголовного дела. 

Небольшая часть потенциальных оправдательных приговоров фильтруется на стадии расследования уже возбужденных уголовных дел.

Это происходит в тех случаях, когда надзорное ведомство не пропускает в суд «кривые» дела, возвращая их следователям, либо еще на более ранних стадиях, когда прокурор «бракует» следственные и оперативные наработки по привлечению конкретных лиц, посчитав, что ситуация не имеет судебной перспективы. 

Весь этот, не доходящий до суда бумажный массив, благополучно оседает в архивах в виде материалов об отказе в возбуждении уголовного дела , а также приостановленных и прекращенных уголовных дел. И лишь оставшаяся часть дел, по которым прокуратура более или менее уверена в их судебной перспективе, передается в суд для рассмотрения по существу. 

Безусловно, такие особенности национального уголовного процесса во многом объясняют столь ничтожный процент оправданных в суде

Особо наблюдательный и сметливый читатель тут же спросит – а зачем же при такой системе нам вообще нужен суд, если следствие и прокурорский надзор у нас находятся на столь высоком уровне, что пропускают через свой фильтр в суд только такие дела, по которым имеется стопроцентная уверенность в виновности человека? Пусть тогда прокурор сразу и приговор выносит!

И этот читатель отчасти прав… 

В России прокурор приходит в суд, уже имея в арсенале «козырь», почти гарантирующий ему обвинительный приговор. Этим «козырем» является «вылизанное», проверенное и просмотренное со всех сторон уголовное дело, в рамках которого на бумаге закреплены все доказательства, в том числе показания ключевых свидетелей и признание самого обвиняемого. 

Для прокурора это служит отличной страховкой на тот случай, если в суде «что-то пойдет не так». 

Свидетель дал в суде показания, которые отличаются  от тех, что записаны в протокол его допроса? 

Нет проблем – прокурор попросит зачитать их и в 99% случаев суд примет за основу не то, что сказал свидетель в суде, а то, что было записано на бумаге следователем. Точно так же это работает и в отношении признательных показаний и явки с повинной самого обвиняемого. 

При такой системе, вопрос о виновности человека, де-факто, решается вовсе не в суде, а гораздо раньше – в непроницаемой тиши следственно-прокурорских кабинетов. 

С того момента, как прокурор поставил свою подпись на обвинительном заключении, шансы на оправдание обвиняемого в судебной инстанции (не считая суда присяжных) практически равны нулю, поскольку, приговор суда будет практически предопределен теми доказательствами, которые уже имеются в деле. 

Как собирались эти доказательства и насколько они достоверны – в суде данный вопрос отходит на второй план, поскольку, правда об этом известна крайне ограниченному кругу лиц, а иногда и вовсе одному лишь оперу уголовного розыска, “раскрывшему дело”. На первый же план в судебном процессе выходят формальные вещи – стоит ли подпись в протоколе, имеется ли запись «с моих слов записано верно» и т.д. 

Ну и пожалуй, главным пороком всей этой системы является то, что прокурор решает судьбу дела и человека, ориентируясь лишь “по бумаге”, которая, как известно, все стерпит.

Придя затем в суд, где он сталкивается уже с живыми свидетелями и доказательствами, принципиально изменить свое мнение и позицию прокурор не сможет, поскольку намертво связан собственной подписью, поставленной на обвинительном заключении.

По утверждению многих юристов и в первую очередь адвокатов, в российском суде при рассмотрении уголовного дела работает негласная «презумпция правоты прокурора», который направил уголовное дело в суд, утвердив его своей подписью. 

Увы, но при такой системе судебное следствие в России становится формальностью, суть которой сведена к банальному «перечитыванию» материалов уголовного дела. «Исследование доказательств» в зале суда, в том числе допрос свидетелей – это не более, чем «ритуал», призванный соблюсти формальные предписания Уголовно-процессуального кодекса. 

Разумеется, действующие прокуроры и судьи публично никогда в этом не признаются и будут твердить заученные мантры про исключительную важность судебной стадии производства, но в душе каждый из них прекрасно понимает, как работает эта система. 

Именно за это многие юристы и критикуют систему нашего уголовного судопроизводства и именно поэтому в последнее время в юридическом сообществе все чаще раздаются голоса, призывающие коренным образом пересмотреть сам принцип уголовного судопроизводства, переместив процедуру собирания и предоставления доказательств из непроницаемой тиши следственных кабинетов в публичное пространство суда. 

Существует ли обвинительный уклон в российском правосудии? 

О существовании обвинительного уклона на судебных стадиях уголовного процесса, в России говорится уже очень давно. Официальные представители судебной власти и органов прокуратуры в публичных выступлениях всячески отрицают существование этого явления, однако, «в курилках» сия тема периодически обсуждается даже между юристами в погонах и мантиях. 

Чисто с формальной стороны вопроса, никакого обвинительного уклона в нашей судебной системе не существует, поскольку, в УПК РФ прописаны тезисы о равноправии сторон и состязательности процесса. 

Одной из главных причин, обуславливающей существование обвинительного уклона нашего суда, многие эксперты называют менталитет людей в мантиях. Не секрет, что большинство из них осознают себя не в качестве независимых и беспристрастных арбитров, как это должно быть в идеале, а в качестве неотъемлемой части государственной машины уголовного преследования. 

Ведь, оправдательный приговор – это констатация того факта, что система безосновательно обвинила человека в совершении преступления, а также месяцами или годами держала его в СИЗО, причиняя боль и страдание.

Кроме того, оправдание влечет за собой принесение человеку официальных извинений и выплату крупной компенсации из средств казны.

Именно поэтому, судьи, будучи «государевыми людьми», стараются избегать оправдания подсудимых, вынося такие решения лишь в ситуациях, когда «деваться уже некуда». 

В свою очередь, со стороны обвинения, для того, чтобы избежать вынесения оправдательного приговора, в ход идут самые разнообразные инструменты.

Чаще всего – это попытки договориться с защитой на некий компромисс. Например, на условный или минимальный срок по тяжкому или даже особо тяжкому преступлению. Зачастую, этот вариант устраивает всех.

Такие решения юристы в кулуарах называют «оправданием по-русски». 

Как добиться оправдания в суде? 

Как показывает практика, оправдательные приговоры в обычном суде становятся следствием либо грубых процессуальных просчетов, допущенных на стадии расследования, либо в случае явно ошибочной квалификации деяния. 

Выявить их и использовать в интересах обвиняемого – тонкая задача, которая под силу только квалифицированному адвокату. 

В том случае, если полученные в ходе следствия доказательства с формальной стороны были закреплены безупречно, шансы получить оправдательный приговор в российском суде стремятся к нулю

Почему присяжные так часто оправдывают подсудимых? 

Суд присяжных в России – это совершенно особая форма судопроизводства, отличающаяся от обычного процесса, как небо и земля. Если в суде, решение по которому выносит юрист в мантии, выйти из зала с вердиктом «невиновен» практически нереально, то «судьи из народа», по статистике, оправдывают примерно 30% всех подсудимых. 

Почему так происходит? Откуда такая огромная разница?

Самое главное отличие обычного суда от суда присяжных заключается в том, что в первом случае судьба подсудимого вверена в руки профессионального судьи, т.е.

, человека из системы, а во втором, вопрос виновности или невиновности решают обычные люди, которые оценивают представленные им события и личность обвиняемого не с формальной точки зрения закона, а исходя из собственных представлений о том, «что такое хорошо и что такое плохо». 

Кроме того, в суде присяжных перестает работать уже упомянутая выше главная «страховка прокурора» в виде вылизанного и отшлифованного уголовного дела. 

Если обычный судебный процесс носит в значительной степени ревизионный характер, то присяжным не слишком интересно, что там насобирал в уголовном деле следователь. Они смотрят процесс, как спектакль, обращая внимание, в первую очередь, на живые доказательства, которые предстают перед ними в суде, не слишком доверяя тому, что написано следователем в огромных томах дела. 

Разумеется, суд присяжных не является идеальной формой отправления правосудия и заслуженно критикуем.

История знает немало случаев, когда «народные судьи» оправдывали очевидных убийц, вина которых была подтверждена множеством «железобетонных» доказательств.

Однако же, нельзя не признать, что задекларированный принцип равноправия и состязательности сторон процесса в России начинает более-менее работать только в суде с участием присяжных заседателей… 

Подводя итог сказанному, хотелось бы констатировать, что столь мизерное количество оправдательных приговоров, выносимых российскими судами, не говорит о безусловно репрессивном характере нашего правосудия, а лишь является неизбежным следствием тех принципов, которые заложены в основу работы отечественного уголовного процесса.

Источник: https://uslovka.ru/posts/pochemu-v-rossii-tak-malo-opravdatelnyh-prigovorov.html

Оправдательный приговор, которого адвокат повторно добился в суде присяжных, устоял в апелляции

Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

26 марта Пермский краевой суд оставил в силе оправдательный приговор, вынесенный 7 февраля Кировским районный судом г. Перми на основании единогласного вердикта присяжных об отсутствии события преступления.

По версии обвинения, 31 марта 2018 г. Елена Барабанщикова в ходе ссоры с гражданским мужем на почве личной неприязни ударила его ножом в грудь. Потерпевший скончался от кровопотери. В результате женщине было предъявлено обвинение в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии защиты, потерпевший, будучи в состоянии алкогольного опьянения (что установлено судебно-медицинской экспертизой), в плохо освещенной прихожей квартиры во время ссоры сам напоролся на нож, который Барабанщикова держала перед собой, опасаясь за свое здоровье из-за агрессивного поведения мужчины.

Первое оправдание присяжными и отмена приговора

Отметим, что это не первый оправдательный приговор в отношении Елены Барабанщиковой. В сентябре 2018 г. Кировский районный суд г. Перми на основании вердикта коллегии присяжных оправдал ее (приговор имеется в распоряжении «АГ») за отсутствием в действиях подсудимой состава преступления, отменив меру пресечения в виде заключения под стражу.

Однако первый приговор был отменен апелляционной инстанцией по представлению стороны обвинения, посчитавшей, что по делу были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на содержание ответов присяжных. Дело было направлено на новое разбирательство в ином составе суда.

Так, согласно представлению, защита доводила до сведения присяжных информацию, отрицательно характеризующую потерпевшего (в частности, о его конфликтности и злоупотреблении алкоголем), и положительно – подсудимую.

Также указывалось, что защитник акцентировал внимание на уменьшении обвинения: изначально его доверительнице вменяли в вину несколько ударов ножом, но в итоге ранение в деле осталось одно.

Кроме того, отмечалось, что один из присяжных в перерыве заседания высказывал другим членам коллегии свое мнение о некомпетентности допрошенного в суде эксперта, а также убеждение в том, что потерпевший сам напоролся на нож.

Претензии были высказаны и в части упоминания защитником в прениях показаний свидетеля, которые не оглашались в суде, а также высказывания подсудимой при присяжных о ее желании пройти исследование на полиграфе, в чем ей было отказано следствием.

Кроме того, в апелляционной жалобе другие потерпевшие по данному уголовному делу (мать и бывшая жена) заявили, что адвокат дискредитировал представленные обвинением доказательства и оценивал качество работы экспертов, ставя под сомнение их заключения.

Суд частично согласился с доводами обвинения и потерпевших.

В апелляционном определении (есть у «АГ») он указал, что сторона защиты, включая адвоката, неоднократно в присутствии присяжных доводила информацию, которая не относилась к фактическим обстоятельствам дела, заявляла о необъективности расследования, пыталась дискредитировать сторону обвинения и представленные ею доказательства, признанные судом допустимыми, оценивала качество работы экспертов, порочила их показания и пыталась вызвать сочувствие к подсудимой, характеризуя ее с положительной стороны, а потерпевшего – отрицательно.

Среди других доводов отмены приговора отмечалось, что председательствующий обоснованно исключил из состава коллегии одного из присяжных, однако не сообщил о причинах замены остальным заседателям и не довел до их сведения, что его высказывания не следует учитывать при вынесении вердикта. Дело было направлено на пересмотр в составе новой коллегии присяжных.

В комментарии «АГ» советник Федеральной палаты адвокатов РФ, эксперт в области суда присяжных Сергей Насонов отметил, что апелляцией было допущено смешение доводов, часть из которых действительно указывает на нарушение уголовно-процессуального закона, а часть – не могут выступать апелляционными основаниями.

Так, пояснил он, исследование сведений о личности потерпевшего имеет непосредственное отношение к делу, поэтому данные о его агрессивности, конфликтности – относимы. Исследование же положительных сведений о подсудимой формально может быть признано нарушением ч.

8 ст. 335 УПК, однако оно несущественное. «Это минимальный набор сведений, который не должен был повлечь отмену приговора. Кроме того, неясно, как реагировал на это судья. Он наверняка просил присяжных не принимать во внимание данные о личности», – заметил эксперт.

В то же время он указал на более серьезные основания для отмены приговора: «Ссылка защитника в ходе допроса и в прениях на не исследованные в суде объяснения свидетеля – достаточно критичное нарушение.

Нельзя ссылаться на то, что не было исследовано».

Также он согласился, что при замене присяжного судья, установив факт высказывания им мнения по делу, должен был нейтрализовать последствия и дать соответствующие разъяснения коллегии – иначе это тоже может стать основанием отмены приговора.

Сергей Насонов добавил, что ссылки защитника в прениях на уменьшение объема обвинения вполне допустимы, а упоминание подсудимой о том, что не было проведено исследование на полиграфе, – это незаконное воздействие на присяжных.

«Достаточно ли этих нарушений для отмены приговора – вопрос оценочный, – заключил он. – Обращает на себя внимание общий дефект обоснования – только применительно к одному нарушению (о замене присяжного) в апелляционном определении указано, что судья не дал присяжным необходимых разъяснений.

А в остальных случаях? Это принципиально, так как такими разъяснениями все это можно было устранить».

Эксперт также обратил внимание, что апелляционная инстанция не дала оценки исправлениям в вопросном листе, хотя это самостоятельное нарушение УПК.

Наибольшее возмущение Сергея Насонова вызвали доводы о том, что защитник якобы неправомерно ставил под сомнение качество проведенных по делу экспертиз. «Это право адвоката, – подчеркнул он.

– Почему нельзя оспаривать заключение эксперта: это что, супердоказательство? Апелляция в данном случае, видимо, признает формальную теорию доказательств. Перекрестный допрос эксперта – также нормальное средство защиты.

Все вопросы эксперту были по делу, и в своей речи защитник вправе критиковать достоверность заключения».

«Никто из экспертов, сделавших заключения о ножевом ранении, не смог ответить, при каких обстоятельствах оно было получено, – отметил Рафаэль Нуруллин. – Эксперт, который производил вскрытие, на мой вопрос о том, нанесли ли потерпевшему удар или он сам наткнулся на нож, ответил, что определить это невозможно. То есть экспертиза установила только факт ножевого ранения, но не его механику».

Адвокат добавил, что его подзащитная обжаловала определение в кассацию, однако суд поддержал выводы апелляции и в рассмотрении жалобы отказал.

Второй оправдательный вердикт

При пересмотре дела новая коллегия присяжных вынесла единогласный вердикт в пользу невиновности подсудимой. Рафаэль Нуруллин подчеркнул, что, поскольку присяжные вынесли решение об отсутствии события преступления, инцидент с потерпевшим фактически признан несчастным случаем.

«Полагаю, мы сумели показать присяжным отсутствие умысла на убийство с помощью свидетельств поведения моей подзащитной до и после случившегося, – пояснил он. – Сразу после трагического события она стала звать на помощь, о чем свидетельствовали соседи, просила вызвать скорую, пыталась оказать потерпевшему первую помощь и была рядом с ним до последних минут его жизни.

Затем сама пришла в полицию. Будет ли все это делать человек, желавший смерти потерпевшему? Думаю, нет».

Защитник добавил, что обратил внимание присяжных и на положение тела потерпевшего, обнаруженного полицейскими в прихожей квартиры, свидетельствовавшее, что он следовал за уходящей подзащитной: «Если бы она хотела его убить, труп нашли бы на кухне рядом с местом, где лежали ножи. Это подтверждает, что она пыталась избежать продолжения конфликта, уходя от потерпевшего и защищаясь, но тот продолжал преследование».

Защитник также отметил изменения в вопросах, поставленных перед присяжными судьей: «При первом рассмотрении дела вопросы ставились, на мой взгляд, более правильно – сначала о наличии ранения, а затем – о действии, в результате которого оно произошло, – пояснил он.

– При пересмотре дела, несмотря на мои возражения, суд в списке вопросов сразу связал ранение с ударом. Причем на этом настаивало обвинение, которое впоследствии в своем апелляционном представлении свой же вопрос назвало двусмысленным – видимо, в надежде, что присяжные этого не заметят.

Однако те разобрались и, чтобы исключить двусмысленное толкование, сразу единогласно ответили – “не доказано”».

На основании вердикта суд вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») и отменил оправданной меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Утверждение оправдания в апелляции

Обжалуя приговор, обвинение в качестве довода для его отмены указало, что «с целью незаконного воздействия на присяжных заседателей подсудимая неоднократно начинала плакать, в связи с чем в судебном заседании объявлялись перерывы… Таким же образом вела себя и дочь оправданной».

По этому поводу адвокат Московской региональной коллегии адвокатов Александр Васильев отметил, что если начинать отменять приговоры по поводу плача подсудимых, то следующим аргументом прокуроров станет опротестование излишне позитивного настроя подсудимого, его вызывающе равнодушное поведение, излишне опрятная или, наоборот, непозволительно безвкусная одежда и т.д. «Впрочем, прерываются эти прокурорские креативы вопросом о том, какая норма права запрещает это делать. Если подсудимая плакала, не нарушая хода заседания, она вполне имеет право это делать (когда нарушала – объявлялся перерыв, как и указано). В любом случае потерпевшие в судах присяжных плачут не реже», – добавил он.

Также он обратил внимание и на доводы прокурора о том, что подсудимая «подвергала сомнению допустимость доказательств, представленных стороной обвинения, заявляя о ложности показаний потерпевших и ряда свидетелей, а защитник в свою очередь незаконно воздействовал на присяжных заседателей, излагая им свое объяснение противоречий в показаниях оправданной».

Эксперт отметил, что прокурор в данном случае перепутал «допустимость» и «достоверность» доказательств: «Действительно, эти понятия в УПК прямо не определены, однако они изучаются в вузе в рамках курса по уголовному процессу, и, когда прокурор путает допустимость (которую должен оценивать судья) и достоверность (которую оценивают присяжные), возникает вопрос: как он сдал экзамен по данной дисциплине?»

Кроме того, в возражениях прокуратуры указывалось, что одна из присяжных скрыла известный ей факт уголовного преследования сына, что лишило сторону обвинения права на ее отвод, а запасной присяжный за несколько дней до удаления коллегии в совещательную комнату общался с посторонними лицами, которым якобы сообщил, что подсудимую оправдают, “так как она хорошая и ей негде жить, а также проявил… осведомленность о личности пострадавшего”».

Однако на этот раз оправдательный приговор устоял в апелляции. В апелляционном определении (имеется у «АГ»), в частности, указано, что подсудимая не подвергала сомнению допустимость доказательств, а лишь излагала свою оценку их достоверности, что не запрещено законом.

Выступление защитника обвиняемой в прениях апелляция оценила как «стремление в максимально доступной форме довести до сведения коллегии присяжных заседателей позицию его подзащитной».

Плач подсудимой и ее дочери, как отмечается в определении, не повлиял на формирование мнения коллегии, поскольку председательствующий своевременно обращался к присяжным с просьбой не принимать эмоциональные проявления во внимание.

Довод обвинения о запасном присяжном суд отклонил, поскольку тот не участвовал в вынесении вердикта.

Сергей Насонов прокомментировал, что случае с сыном присяжной апелляционная инстанция привела четкие контрдоводы: «Во-первых, при отборе присяжных гособвинителем был задан вопрос о том, имеются ли у кандидатов близкие родственники, которые привлекались к уголовной ответственности, но не были осуждены.

При этом, как указал суд, гособвинитель не разъяснил, что следует понимать под привлечением к уголовной ответственности, хотя правильное толкование этого правового положения составляло суть заданного вопроса».

«Вопрос прокурора присяжным о наличии у них близких родственников, которые привлекались к уголовной ответственности, но не были осуждены, не охватывает обстоятельств, связанных с сыном присяжной, – добавил Рафаэль Нуруллин.

– Из постановления о прекращении уголовного преследования в отношении данного лица следует, что он проходил по уголовному делу в качестве подозреваемого, а не обвиняемого. Соответственно, он не является лицом, привлеченным к уголовной ответственности».

Кроме того, добавил защитник, из представленных суду материалов не следовало, что присяжная знала о ситуации с ее сыном, так как на момент допроса он являлся совершеннолетним и мог скрыть статус подозреваемого от матери. «Таким образом, присяжная ничего от обвинения не скрывала», – резюмировал он.

Другим контрдоводом суда по сыну присяжной Сергей Насонов назвал аргумент о «манипулятивном характере» данной претензии со стороны обвинения. «“Почему прокурор молчал до вердикта? Когда и как были получены эти сведения?” – такими вопросами фактически задается апелляционная инстанция, парируя претензии гособвинения», – отметил он.

По мнению Александра Васильева, принципиальным в этом вопросе является то, что сторона обвинения выяснила факты о сыне присяжной только после вынесения оправдательного приговора. «Отсюда следует неутешительный вывод: гособвинение по этому делу интересовал только обвинительный приговор, вне зависимости от реальной вины подсудимой».

Рафаэль Нуруллин выразил удовлетворение решением апелляции. «Надеюсь, в третий раз добиваться оправдания моей подзащитной не потребуется», – резюмировал он.

https://www.youtube.com/watch?v=1rMIvCPbU7w

Эксперты сошлись во мнении, что в случае с повторным оправданием Елены Барабанщиковой имеет место довольно редкая для российской судебной системы правовая позиция апелляционной инстанции. «Это революционное определение, оно сильно выбивается из стереотипной практики отмены оправдательных приговоров, вынесенных присяжными», – заключил Сергей Насонов.

«Увы, в большинстве случаев оправдательные приговоры отменяются апелляционными судами с применением самых иезуитских вывертов мотивировочной части, однако в данном случае имеет место действительно четкое и обоснованное решение суда, который вполне справедливо утвердил оправдательный приговор, – добавил Александр Васильев.

– Это важный прецедент для адвокатской практики».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/opravdatelnyy-prigovor-kotorogo-advokat-povtorno-dobilsya-v-sude-prisyazhnykh-ustoyal-v-apellyatsii/

О бизнесе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: